Научная деятельность

Научная деятельность ИАЦ

«Отношение российской молодежи к Русской Православной Церкви» (2005 и 2008 гг.).  

Это исследование имело особое значение для зарождения информационно-аналитического центра факультета социальных наук. Интересным оно было и в плане полученных результатов, которые показали, что современная российская молодежь – это не столько развращенное и «потерянное» поколение, как уже окрестили его в СМИ, сколько оставленное без внимания родителей, лишенное привычного детства, пора которого пришлась на тяжелые переломные 90-е годы, годы «челночников» и безработицы.

Количественные показатели исследования свидетельствовали, как о потребности молодежи верить, так и о ее уважительном отношении к Церкви, о доверии к ее институтам и о высокой степени лояльности по отношению к самому Патриарху.

Эти данные были особенно важны в условиях пессимистического взгляда на современную молодежь и ее будущее.

Исследование предпочтений аудитории Международного благотворительного православного кинофестиваля «Лучезарный Ангел» (2006, 2008, 2009 гг.)

 Не менее интересной является тематика ряда исследований, проводимых в рамках международного православного кинофестиваля  «Лучезарный ангел».  Из небольшого социологического опроса зрительских симпатий этот проект вырос в полноценное исследование   эстетических и мировоззренческих ориентаций современного кинозрителя.

В качестве изучаемых поднимались вопросы о понимании добра и зла, о красоте как форме выражения и воплощения этического идеала, об образе современного героя, о личности и духовном поиске современных авторов православного кино.

Проводимое на протяжении нескольких лет исследование усложнялось в своей структуре, росло вместе с фестивалем. Перед коллективом центра вставали новые задачи, появлялись интересные идеи, позволяющие расширить видение проблемы, углубить понимание феномена православного доброго кино. 

«Социальная безопасность г. Москвы: потенциал конфликтности населения города» (2005 и 2009 гг.)

Исследование конфликтности в городе Москве представлялось актуальным для сотрудников центра в связи с обсуждаемыми в общественной повестке дня проблемами экстремизма на почве религиозных и национальных различий.

Вопреки всем предположениям и выдвигаемым гипотезам, наиболее острыми для москвичей являлись так называемые транзитивные конфликты, порождённые характером и динамикой проводимых на тот момент социальных реформ и носившими системный характер.

В свою очередь миграционный и классовый конфликты, по уровню социальной напряженности, занимали лишь второе и третье места. Наименее острым оказался для москвичей конфликт поколений. Примечательно, что выявляя уровень конфликтогенного потенциала, наименее важным для населения Москвы типом конфликта был межнациональный конфликт: подавляющее большинство (87,7 %) жителей Москвы ничего не стали бы предпринимать при возникновении межнациональной конфликтной ситуации.

Реакция на ухудшение материального положения и возникновение проблем в сфере ЖКХ носила более выраженный характер, 80 % жителей столицы были готовы к каким-либо шагам при возникновении этих конфликтных ситуаций.

 

«Кирилловский район Вологодской области глазами социологов: религиозность и социально-политические установки, экономическое поведение населения» (2009)

 Данный исследовательский проект отличает появление территориального фактора, не затрагиваемого в других исследованиях. Понятие территории, специфики и уникальности региона были включены в данное исследование. Интересовало то, какое влияние оказывала историческая память, какие традиции несла эта многовековая духовная культура, сформированная в Кирилловском районе, благодаря своим монастырям – духовным центрам (Кирилло-Белозерский монастырь; Ферапонтов монастырь; Нило-Сорская пустынь; Горицкий женский монастырь), на экономическое поведение и образ жизни населения.

Выдвигалось предположение о заметном влиянии духовно-нравственной культуры на жизнь и стиль поведения жителей этого уникального региона.

Результаты исследования свидетельствовали, что влияние территории на экономическое поведение и образ жизни населения не является основным, и соотносились с общероссийской статистикой изучения уровня населения, показывая, что даже в этом уникальном регионе подавляющее большинство (87%) населения называют себя православными по  самоидентификации, и только 3% тех, кого можно было бы отнести к воцерковленным, живущим церковной жизнью верующим.  

«Социальный портрет студента ПСТГУ: опыт изучения духовных школ». (2009-2010 гг.)

Традиционное для светских вузов исследование в стенах православного высшего учебного заведения приобрело иное звучание, став первым проектом, посвященным изучению того, кто же, каков социальный портрет современного православного студента.

Вслед за революцией и крахом Российской империи в далеком прошлом остались классы и сословия, стерев не только социальные различия, но и особенности социального служения каждого отдельного гражданина как представителя того или иного социального класса. Так исчезло и духовенство как сословие, как семейное, потомственное служение, имеющее свои традиции, свою культуру, свои социальные особенности.

Сегодня, спустя целое столетие, оставив в прошлом, в том числе, и советский период, мы вновь наблюдаем интерес к Православию, к традиционным ценностям, к жизни в Церкви, в том числе, и к православным учебным заведениям, в которые приезжает учиться молодежь со всех регионов России. Кто они, будущие теологи и богословы, миссионеры, и православные историки, экономисты, социологи, филологи, педагоги? Каковы их ценности? Кто их родители и учителя? Что они дадут обществу и привнесут в будущее как представители православного сообщества? Именно эти вопросы ставились в данном исследовании.

 

«Высшие богословские курсы при МПДА: опыт теологического образования в России» (2010)

Это еще один проект информационно-аналитического центра, направленный на изучение теологического образования в России, формы которого, как выяснилось в результате исследования, могут быть различны. Очевидно, что современные духовные школы все менее похожи на учебные заведения закрытого типа, для ограниченного круга лиц.  Предлагая услуги и для массового потребителя образовательных услуг, образовывавают и воспитывают не только будущего пастыря, но и простого мирянина. Примером тому могут служить высшие богословские курсы при Московской православной духовной академии, открытые несколько лет назад и расположенные на территории Свято-Троицкой Сергиевой лавры.

Проведенное нами исследование, позволило узнать, кто абитуриенты этих курсов, какие задачи они перед собой ставят, поступая на курсы, и что получают в результате обучения.  

Совместный российско-германский проект «Приход Русской Православной  Церкви в России и за рубежом: сравнительный анализ» (2010-2011 гг.).

В мае 2007 года произошло знаменательное и социально значимое событие, – объединение двух церквей (РПЦ и РПЦЗ), которое обозначило новую веху в развитии Русской Православной Церкви. Процессы, которые последовали за данным событием, не могли не заинтересовать социологов информационно-аналитического центра, в связи с чем и было предпринято совместное российско-германское исследование, посвященное изучению православного прихода в России и за рубежом, в частности в Германии. Проект рассчитан на ближайшие несколько лет и нацелен на поиск ответов на следующие вопросы: 1) что такое современный православный приход как социальное явление? 2) какова его структура, признаки, функции и задачи? 3) типологизация современных православных приходов; 4) в чем различия православных приходов в России и за рубежом? 5) какие направления социальной деятельности осуществляют современные православные приходы? и мн.др.

Очевидно, что в плане выбора исследовательской темы и проблемы деятельность центра весьма разнообразна, а сами проекты, так или иначе, связаны с изучением процессов взаимодействия Церкви и общества. Своевременность и актуальность исследований становятся тем более очевидными, чем более активно входит в социальное пространство сама Русская Православная Церковь.

Стали возникать вопросы относительно подходов к изучению весьма сложных и зачастую не лежащих на поверхности явлений, того теоретического обоснования, которое могло бы удовлетворить подобного рода исследования как на этапе разработки исследовательских программ, так и на уровне интерпретации данных, т.е. появилась потребность в обсуждении теоретико-методологического обоснования такого направления в социологии, как христианская социология, или социология православия в более узком смысле.