Вспоминая Аню Пахарь…

Вспоминая Аню Пахарь…

Прошёл год, как погибла Аня Мнацаканова (Пахарь) в авиакатастрофе над Синаем. Сегодня еще раз хочется вспомнить о ней, сказать несколько слов в ее память…

С Аней мы работали на факультете, делали исследовательские проекты, вместе писали диплом. Она была нашей студенткой и вместе с тем, кем-то большим на факультете – человеком, который пытался организовывать жизнь: сначала это была студенческая газета, потом Школа журналистики, затем частично работа над факультетским сайтом. Она легко загоралась идеями, легко шла на контакт. Спроектировать макет интерфейса факультетского сайта, например, вызвалась сама (хотя никогда этим не занималась раньше) после того, как узнала, что одной из идей его создания стало наше желание помощи малоимущим студентам факультета, в частности одной девушке из бедной семьи, подававшей надежды на хорошее обучение. Мы думали, что создав сайт, сможем размещать информацию о таких ребятах и находить тех, кто мог бы им помогать. Для Ани это оказалось важным, она приняла это близко к сердцу и с удивлением активно взялась тогда за работу над сайтом. В одном из писем в переписке по этому поводу она так и написала: «Раньше я ничего не могла найти (у меня такая же песня: мама всю пенсию присылала мне), а я мучалась от этого и наукой нормально не могла заняться, и за работы дурацкие хваталась, и за людей сомнительных — в надежде «зацепиться» так сказать, но вышло из этого жуткое зрелище… Поэтому надо девчонку поддержать, а то будет вторая я (в душе надрыв и хроническая усталость от жизни)». Хроническая усталость от жизни – это, видимо, вообще про наших детей, которых мы когда-то не услышали, не поняли… Аня не проходила мимо чужой боли. Для нее вообще, как оказалось, многое было важно. Например, она писала статьи миссионерского плана в журнал «Наследник», причем, одна из них посвящена описанию ее же собственного опыта сдачи донорской крови, она ездила на слёты православной молодежи, хотела понять, как может молодой человек нести слово Божие в этом мире сегодня, ездила со своей подругой Машей на приходы, где участвовала в миссионерских встречах и дискуссиях. Она жила в том числе и этим, и иногда писала об этом, в чем-то получалось весьма горячо: «Светлый день, Мария Александровна! Утром ездили в храм, была беседа, докладчица была полна огня, живости, трезво и здраво рассказала о миссионерстве. Одно то, что она полюбилась настоятелем (он изнутри знает те проблемы, о которых говорится в статье, удивительный человек…) говорит о многом. Были сложные вопросы: например, один из них, когда «братья по вере, умудренные мистическим и жизненным опытом» начинают «дрессировать молодых миссионерок», подкидывая им каверзные вопросы, а иногда и унизительные, далекие от простой деликатности и воспитанности поспешные комментарии, тем самым думая натренинговать их неокрепшие мозги и души перед встречей со «страшным миром», являя собой образ более страшный, чем тот самый мир за который они думают… После смотрели с докладчицей фильм «Вечное сияние чистого разума» с Джимом Керри. Кому-то он может показаться безумным, непонятным, бредовым, а у меня весь фильм текли слезы. Так он поднимает то, что глубоко…». И то, что глубоко, действительно, ей было созвучно. И это не были только вопросы девичьей любви или отношений. Аню вообще волновало все, что было связано с Церковью, ей было не все равно, чем и как живет Церковь, какое место в этом отведено ей, и может быть отчасти поэтому за внешней легкостью и беззаботностью часто скрывались те слёзы, о которых она пишет. Потому что не всегда она находила и ответы на свои вопросы, и помощь, и место, а часто и вовсе не понимала, как ей действовать. Поэтому сегодня, когда ее уже нет с нами, слова из переписки «да, ребенок я, глупенький и измученный)))» со смайликами на конце читаются с особой какой-то грустью. Вспоминается еще один случай из ее «терзаний» по поводу того, что происходит в Церкви и как надо на это реагировать. В какой-то момент она прочла одну статью в каком-то весьма критически настроенном по отношению к Церкви издании и пыталась понять, хорошо это или плохо, и как на это можно реагировать. Аня спрашивала, как с этим быть и в конечном итоге сама же пришла к выводу: «Вот и в статье о том же — что Церковь в лучшем случае хотят считать институтом нравственности. Начало статьи сарказмическое меня немного смутило, но потом я поняла к чему автор все ведет и сказанное им очень правильно — я вижу это, слышу о том, что творится в высшей церковной иерархии и уже научилась в себе это переживать, но теперь осознаю, что нужно не замалчивать (боясь, что люди начнут отворачиваться от Церкви), а говорить «верхам», может дойдёт все-таки… В этой статье это очень грамотно сделано. И у меня такой же вопрос: а Христос-то…?! Очень идея понравилась: отсутствие ревностных лидеров (подобных апостолу Павлу) замещается номенклатурой». Да, это тоже был ее взгляд, может быть, несколько смелый и дерзкий, но даже он выдавал все тоже — небезразличие. И в связи с этим поражает вот что: сколько же среди тех, кого мы называем «православной молодежью», таких Анн, сердце которых не просто открыто к диалогу с Церковью, а нуждается в ней. Причем в Церкви честной и ревностной. Аня иногда была заносчивой, иногда могла поступить не так, как хотел другой, но она никогда не унижала другого человека, ценила достоинство его личности. При этом о себе (при всей своей внешней эпатажности) она легко могла написать и такое: «Я вообще думаю про себя бездарность частенько: Господь мне столько всего показывал(ет), открывал(ет), а я этим не пользуюсь, а я как была балда так и есть… Стыдно мне перед Ним, стыдно». Может быть этим стыдом и покрываются многие наши грехи в вечности, может быть именно этим стыдом мы и оправдаемся, предстоя перед главным Судией в жизни иной? И сложно поверить, что для Ани эта минута уже наступила год назад.

Несколько цитат из переписки с Аней:

«Всегда вспоминаю слова, что «Бог с дьяволом борется и поле битвы сердце человеческое» — именно на этом основании построена вся земная жизнь, точнее и не скажешь. Это ключ к разделению «нормы» и «патологии»».

«Убийство словами самое изощренное, мучительное и ненаказуемое. Сколько раз впивались в сердце колкости, оно больное теперь, но все-таки живое. Остро чувствует и не будет причинять ее другим».

«Насчет «как слово наше отзовется» в другом человеке, во мне — не переживайте, человек каким-то удивительным образом воспринимает только то, что ему сейчас нужно… И обижаться ему тут только на себя:)), а лучше полагаться на Мудрость Божию, умудряющую неразумных))))».

«Я поняла, что те моменты, когда я была не собой, а подстраивалась, думая, что так меня будут больше любить и ценить, оказывается и раздражали».

«… Подходит ко мне Рома и говорит: Вот я не понимаю, как у тебя хватает сил быть радостной весь день, улыбаться и самое интересное ты же это вроде даже искренне делаешь! А мне так и хотелось ответить, что моих сил не хватает, — это Господь поддерживает… Вообще такое интересное душевное состояние, когда ты по ночам сталкиваешься с тем миром, когда в храме чувствуешь его, и когда в рабочей жизни с другими людьми живешь их мировоззрением, поддерживаешь их из их ценностей, а внутренне понимаешь истинные причины того, что с ними происходит и со всеми…».

«На работе был тренинг, после него я заскочила на 40 мин в Сретенский, стояла на улице, но было тепло!!!».

«Мудрость как одна из точек соприкосновения и доминанта в терпимости друг ко другу (когда интересы и взгляды расходятся). Это богатый жизненный опыт, из которого человек сделал правильные выводы, что позволяет понять другого, услышать его. Кто-то говорит, что дружба это возможность подурачиться вместе (и это тоже!). Каждый ищет своё. Для меня настоящая дружба подразумевает верность, взаимовыручку, присутствие какой-то объединяющей идеи (или творческой или интереса, или образа жизни) и при этом независимость».

«И у меня такое ощущение бывало и именно так оно и есть, именно так и надо жить. Отпускать с радостью (людей, места), потому что они рядом всегда будут — в сердце, и не уставать любить новые места, новых людей. Жизнь — непрерывный поток, он течет спокойно и с любовью. Быть открытым, действовать спонтанно, радоваться и удивляться как ребенок — это норма жизни. Жизнь она сложная, но на самом то деле и простая, и я бесконечно благодарна людям, которые мне это показывали /показывают».

«С наступающим Вас! Пусть Господь всегда будет с Вами и ангелы Его, желаю, чтобы Вы каждый день чувствовали поддержку Всемогущего и все совершалось легко непринужденно и к радости».

 

Подлесная М.А

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *